PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
Участница проекта рассказала, как ей живется без бороды | Я соромлюсь свого тіла
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9ImVrc3RyYXNlbnMuc3RiLnVhIiBzcmM9Ii8vcGxheWVyLnZlcnRhbWVkaWEuY29tL291dHN0cmVhbS11bml0LzIuMDEvb3V0c3RyZWFtLXVuaXQubWluLmpzIj48L3NjcmlwdD4=

Участница проекта рассказала, как ей живется без бороды

Я соромлюсь свого тіла

46-летняя Наталья обратилась к специалистам  проекта «Я соромлюсь свого тіла» с нетипичной для женщин проблемой. Долгие годы она  была вынуждена выходить на улицу только с шарфом или платком, прикрывающим часть лица, поскольку на ее подбородке растет… густая щетина. В то время, как местные врачи, убеждали женщину в том, что бритва – единственное решение проблемы, нашим врачам удалось безболезненно искоренить ненавистную проблему, а также  вернуть в семью любящую мать и счастливую женщину. Об этом и о том, как изменилась жизнь после проекта, с журналистами сайта СТБ поделилась воодушевленная и счастливая Наталья.

Наташа, как до проекта вы жили с этой проблемой? Были ли трудности с трудоустройством? И в каких жизненных ситуациях из-за бороды не могли чувствовать себя полноценным членом общества?

Полноценным членом общества – точно нет. Я работала 16 лет на очистных сооружениях за городом. Туда ходила пешком, назад — тоже. Коллектив состоял человек из шестидесяти. Лицо завязывала платком и работала. А потом меня сократили, правда, не имели права, у меня же Настенька приёмная, и Аня тогда маленькая была. Ну, я человек не скандальный — сократили, значит сократили. После того, куда ни пыталась устроиться — нигде не брали. Взяли посудомойкой, в кафе, но в зал не выходила никогда.  Два года была предпринимателем, у меня свой киоск был. Но то, чего я наслушалась там, в свой адрес – словами не передать.

Мешала ли проблема ощущать себя настоящей женщиной?

Да, конечно. Я даже на собрания к детям ходила, если зимой, то свитер натягивала повыше, нет – шарф. Но чаще мужа просила ходить, чтобы самой реже появляться в обществе.

Как друзья, родные и близкие  относились к тому, что вы не были такой, как все? Поддерживал ли муж, видя, что вы чувствуете себя неловко из-за своей проблемы?

Друзья на то и друзья, чтобы воспринимать таким, какой ты есть. Я всё это в себе носила. Многие даже не знали о моей проблеме. Если праздник какой-то,  день рождения – говорила что дела по дому или же ещё что-то. Старалась не афишировать. Это же дело такое, что на каждом шагу кричать не будешь. А муж меня любит. Я плачу — он подойдёт, успокоит, говорит: «Давай будем решать те проблемы, которые мы можем изменить». Поддерживал очень.

Вас удивил диагноз, который был поставлен на проекте?

Нет, как я и думала – гирсутизм. А то, что всё остальное у меня здорово, я знала, но не понимала, как это я могу быть здорова, а такое лицо. Я для себя решила, что меня вылечили, еще когда сделали операцию на яичники, я всё-таки деток после этого двоих родила. Подозревала, что это было внутри, до операции, а потом просто остался дефект. Проявилось, когда еще болела, а на лице осталось. Волосы же просто так не уберешь. В общем, для меня не было новостью, что я здорова, а на лице косметический дефект.

До проекта  обращались к специалистам, которые могли решить проблему?

Я обращалась в Краматорске в косметический кабинет. Мне делали электроэпиляцию, после чего лицо только пожгли. К тому же это было очень больно. Когда шла на проект, готовилась к такой же боли, а как оказалось сегодня возможно вылечить это безболезненно. После того долго лечила лицо, чтобы хотя бы рубцов не осталось. А когда взяли Машеньку, Анечка родилась. Из-за деток я уже на себя просто плюнула и никуда не ходила. А изначально, пока деток не было, я в Донецке была. Там и операцию сделала, на протяжении трех лет лечилась гормональными препаратами.

Что можете сказать о вашем самочувствии сегодня? Борода больше не дает о себе знать?

Я прошла три курса лазерной эпиляции, а нужно минимум шесть. Планировалось 8-12, но врач сказал, что лечение проходит успешно, поэтому в таком количестве нет необходимости. То есть, еще хотя бы три нужно сделать. Потому что черные волосы ушли все, а белые ещё остались. Но я и такого результата не ожидала!

Как приняли вас обновленную, дома? Изменилось ли отношение родных, после участия в проекте?

Младшенькая подходит, трогает за лицо и говорит: «Раньше мама была как папа, а теперь как я».  Приятно, конечно. Старшие просто рады. Говорят, что нужно одежку, платья купить, чтобы не  ходила в штанах и в свитере. А отношение и было хорошим, так что ничего не поменялось.

Что можете позволить себе сегодня, чего не могли позволить, имея бороду?

Главное, что после последней процедуры, за три недели, я ни разу не взяла бритву в руки. Да, есть белые волоски, но такие бывают у многих, поэтому не прячусь. После того, что было,  то, что сейчас – пустяки. На улице чаще бываю, к дочке в гости езжу. Могу себе, наконец, позволить взять меньшую дочку за руку, другой рукой везти коляску с внуком.  Могу не стесняясь гулять  среди людей.

Место работы не поменяли?

Я сейчас ухаживаю за бабушкой. И это на сегодняшний день мое официальное место работы. Я не могу уйти надолго из дому, потому что её утром, в обед, вечером кормить нужно. Дать ложку в руки, хлебушек, в туалет сводить. Я живу по соседству, через забор, так что мне особого труда не доставляет. Человек престарелый, не могу ее оставить надолго. Когда уезжаю – старшая дочка ходит, но у нее ребенок маленький, не могу нагружать её особо. Занимаюсь ремонтом квартир. Но опять же, на три часа вырвалась, и обратно, к бабушке.

Повлияло ли изменение внешности на ваше внутреннее состояние?

Вот это повлияло сильно.  Даже знакомые заметили, что увереннее стала в себе, могу отстоять свою точку зрения. Ко мне раньше прислушивались, глупой никогда не считали, могла посоветовать, но настаивать – нет.  Неуверенно себя чувствовала. А сейчас могу.

Чем планируете заниматься далее, начав новую жизнь?

Мы с мужем мечтали повенчаться, но теперь уже после праздников планируем, поскольку, из-за военных действий в городе, мосты перекрыты. Церковь в городе, а мы живем за городом — доехать не можем. Поэтому, как только всё устаканится, займёмся своими личными делами.

Теперь, когда вы чувствуете себя полноценной женщиной, любящей мамой и женой, что  можете посоветовать людям, которые стесняются своего тела?

Не закрываться в себе — это в первую очередь. Не обозляйтесь на мир, потому что, по сути, никто не виноват, что вы болеете. Если это нельзя изменить, значит нужно принять как есть, найти какое-то занятие для души. Чтобы заполнить эту пустоту, которая образовывается вокруг. А если возможно, то стараться всеми силами это сделать.

Дарья Лактионова