Парень, которого избавили от огромной губы, готовится к свадьбе

Я соромлюсь свого тіла

Участник проекта «Я соромлюся свого тіла» Арсен Сейтумеров и рад был бы скрыть свою проблему, но это было невозможно. Живя в маленьком, отрезанном от цивилизации городке, парень, не смотря на дефекты внешности,  стремился принести лишнюю копейку в дом, продавая молоко в 20-ти километрах езды от дома. Как изменилась его жизнь после проекта и что теперь может себе позволить обычный сельский парень, рассказал журналистам сайта СТБ сам Арсен.

Арсен, помогал ли до проекта вам кто-нибудь, к примеру, при приеме пищи и других процессах, приносящих дискомфорт?

Нет, никто. Я за 4 года сам научился справляться со всем этим, приспособился и к тем условиям, в которых приходилось жить.

А как обстояли дела с работой?

У нас ведь как, городок маленький, рабочая сила, как таковая, не требуется. Для того, чтобы заработать лишнюю копейку, всей семьей приходилось каждые выходные ездить в Керчь, а это в 20-ти километрах от нашего городка. Возили на продажу молоко и другие натуральные продукты.

Вы обращались к специалистам до проекта?

Да, но проблема в том, что конкретного диагноза никто не ставил. Я обращался к докторам в Симферополе, поскольку в нашем городе как таковой медицинской помощи не оказывают, да и специалистов надежных нет. Я в этом убедился, когда, ничего  мне не объяснив, вырвали два зуба, хоть это, как оказалось, не имело никакого отношения к моей болезни.

Как родные и близкие относились к вашей проблеме?

Болезнь прогрессировала около четырех лет. Периодически опухоль спадала, позже по новой возвращалась. Ни я, ни близкие не имели никаких предположений, откуда взялась эта проблема. Родители понимали, что я не виновен в том, что со мной происходит, и всячески меня поддерживали, направляли на приемы к докторам. Даже на проект, по большому счету, я попал благодаря маме. Она увидела рекламу начала убеждать  меня в том, что это то, что нужно. Я долго решался, ехать ли, и все-таки понял, что это моя последняя надежда.

Арсен до сих пор так и не знает, что за болезнь так изменила его внешность

Болезнь Арсена прогрессировала на протяжении 4 лет

Каково ваше самочувствие на сегодняшний день?

Верхней губы почти не чувствую, но так, скорее всего,  будет только во время послеоперационного периода. Как только сойдет отечность, все станет гораздо проще. Визуально опухоль стала в разы меньше, но все-таки не искоренилась. Я все еще посещаю специалистов, которые доводят лечение до конца. Не могу сказать, что мне стало легче принимать пищу или же пить воду, но этот результат в любом случае лучше того, что я имел до проекта.

Устроились на работу?

Я по профессии — строитель. Проблем с трудоустройством быть не должно. Но пока не тороплюсь предпринимать какие-то попытки в поиске работы, поскольку меня в любой момент могут вызвать в Киев на процедуры. Хирурги ставят сроки в 4-5 месяцев, плюс реабилитационный период. Я для себя решил, что сначала нужно окончить курс лечения, а уже после думать о занятости.  Так что пока перебьюсь шабашками, летом должно перепасть рабочее место, а там видно будет.

А как насчет личной жизни?

У меня есть девушка, с которой мы вместе уже около трех лет. Она меня очень поддерживает и любит, несмотря ни на какие дефекты. Живем мы рядом, в одном городке, только в соседних селах. Обычно езжу к ней на машине, иногда – прогуливаюсь пешком. Идти, в принципе, не так далеко, да мы и привыкли передвигаться на своих двух. Уже задумывались о свадьбе, но я считаю, что за мной долг, как за мужчиной – обеспечить спокойную жизнь семье и стабильный заработок, которого у меня пока, в силу определенных обстоятельств, нет. Но мы стремимся, работаем над этим. Еще пару лет, и решимся жить под одной крышей.

Какие ценности необходимы для вашего благополучного существования?

Материальные, определенно. Я считаю, что если есть деньги – все остальное можно приобрести. Я с малых лет живу в городе, полностью отрезанном от цивилизации. Я видел, как сложно  моим родителям, которые подсчитывают каждую копейку  и выезжают за километры от города, чтобы продать лишнюю бутылку молока. Глядя на все это со стороны на протяжении многих лет, я принял решение, что буду искать возможность заработка за границей, или же стабильного трудоустройства у себя в стране, в первую очередь для того, чтобы позволять себе немного больше, чем могли позволить себе родители в свое время.

Смотрели на процесс вашей операции в эфире? Какие ощущения?

Конечно. Если честно, создавалось впечатление,  что это не я, а какой-то другой человек. Совершенно разные ощущения: когда ты находишься на операционном столе,  являешься непосредственным участником событий, и когда наблюдаешь за всем этим со стороны. Но могу точно сказать, что отвращения у меня это зрелище не вызвало и подавно. Да и вообще, я не особо привык видеть себя на телеэкране, так что до последнего не верилось, что это все-таки я.

Дарья Лактионова