Екатерина Безвершенко рассказала, почему пациенты сбегали с кастингов

Я соромлюсь свого тіла

Дерматолог-венеролог Екатерина Безвершенко рассказала сайту СТБ, какие съемки в рамках проекта были для нее самыми сложными, почему пациенты в последний момент убегали из медицинского трейлера и что изменилось после выхода «Я соромлюсь свого тіла» в эфир.

Екатерина, позади первый сезон проекта «Я соромлюсь свого тіла». Теперь уже можете подвести итоги – кто для вас был самым сложным пациентом?

В психологическом отношении – это, однозначно, мужчина с псориазом – Игорь Афанасьев. За весь проект я так и не увидела в нем желания избавиться от своей болезни. Да, вылечить псориаз полностью невозможно, но научиться жить с этим — вполне реально. Я интересуюсь психологией и стараюсь свои знания использовать в процессе работы, потому что кожные болезни в основном психосоматические. И вот, по моим наблюдениям, стремления к выздоровлению у Игоря не было. А с такими пациентами очень тяжело работать, потому что, когда он не хочет, его невозможно уговорить. Я считаю, что он вытащил счастливый билет благодаря этому проекту, только вот он совершенно не хотел им воспользоваться.

Самой тяжелой в медицинском отношении была женщина с лимфостазом. Потому что я понимаю, что помочь ей окончательно мы не можем, но ее сила, вера, и надежда настолько мощные, что иногда прямо теряешься под напором ее потешающих качеств.

А были какие-то нестандартные пациенты?

Да, была одна впечатляющая дама, у которой было много проблем, и она выглядела не совсем на свой возраст. С ней было сложно, потому что был слишком большой комплекс болезней. Тяжело было с пациенткой, у которой огромное новообразование на голове. Методики ее лечения подбирались очень долго.

Как считаете, факт съемки приема у врача мешал пациентам полностью довериться доктору?

Да, иногда доводилось даже успокаивать людей. Были случаи, что они попросту вставали и уходили, категорически отказываясь раздеваться перед камерой.

А вам камеры мешали?

Я не испытывала какого-то особенного дискомфорта. Наоборот, пыталась абстрагироваться от них и вести себя, как на обычном приеме.

Екатерина уверяет: особого дискомфорта камеры ей не доставляли

Екатерина уверяет: дискомфорта камеры ей не доставляли

Ваши старые пациенты наверняка смотрели проект. Как реагируют на ваше участие в нем?

У меня с пациентами всегда были хорошие отношения, поэтому они всегда искренне радуются за меня. Конечно, им льстит, что их доктор вдруг стал появляться на телеэкране (улыбается). Кстати, узнают меня не столько по внешности, сколько по голосу.

Ваша жизнь как-то изменилась после того, как вы стали публичной личностью?

Однозначно. Меня узнают на улицах, в транспорте, находят меня в социальных сетях, много пишут, говорят спасибо, признаются в любви, выражают свое восхищение. Основная масса – это люди, которые пытаются решить свои проблемы со здоровьем по интернету. То есть, у кого-то есть какая-то проблема, они увидели что-то похожее в программе и пытаются это решить методом общения в социальной сети. Спрашивают, чем лечить, присылают фотографии своих проблем и так далее.

Вы часто общаетесь с такими «пациентами»?

Когда я вижу, что человек пытается переложить на меня свои проблемы, то стараюсь не отвечать. Я не могу полностью объяснить, что человеку делать. В основном советую, если это киевляне, приходить на прием, если иногородние – обращаться к профильному специалисту. По возможности стараюсь отвечать, но времени все равно не хватает. Основная проблема для меня сейчас то, что есть пациенты, которые считают, что я не просто дерматолог, а врач, которые может все.. Поэтому ко мне обращаются и с онкологией, и с ВИЧ, и т.п.

Видимо, это потому, что в рубрике «Эксперименты» на проекте вы проявили себя как разносторонний врач. Кстати, как отнеслись к идее доносить общественности полезные советы таким способом?

Эксперименты проводить нужно, потому что они запоминаются, и человек может почерпнуть из них максимум информации. Ведь, когда люди смотрят прием пациента, они не всегда понимают медицинские термины. Зрителя больше интересует личная история человека. В этом плане эксперименты очень нужны. Другое дело, что у нас народ довольно закомплексованный, и люди боятся камер. Поэтому у ведущих были определенные сложности во время съемок на улице. Далеко не все адекватно реагировали.

Врач призналась, что считает эксперименты эффективным методом донесения информации до общественности. Только вот общественность не всегда к такому готова

Врач призналась, что считает эксперименты эффективным методом донесения информации до общественности. Только вот общественность не всегда к такому готова

Съемки какого эксперимента запомнились вам больше всего?

Это были съемки эксперимента о том, сколько раз в день нужно пукать. В первую очередь запомнилось потому, что там была своеобразная публика. Во-вторых, очень щекотливая тема. А в-третьих, это был один из первых экспериментов, и я там активно боролась с собой. Это был самый сложный эксперимент в психологическом плане.

Первый сезон окончен, а продолжаете ли вы общение с коллегами по проекту вне съемочной площадки?

С Людой у меня сложились очень хорошие отношения. Я ее очень уважаю как профессионала, мы с ней даже похожи в чем-то: в манере общения, в подходе к медицинской проблеме. Так что с ней мы поддерживаем отношения, обмениваемся пациентами.

С Валерой мне было немножко сложно, потому что он – человек-праздник. Он любит быть в центре внимания, любит рассказывать истории, много шутить и так далее. Иногда очень сложно вклиниться в его эмоциональный поток. Но как человек он очень приятный. К сожалению, он живет в другом городе, поэтому мы практически не общаемся.

Что же касается Василия, то пересекались мы редко, соответственно, его координат у меня нет.

Светлана Панкова