PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9ImVrc3RyYXNlbnMuc3RiLnVhIiBzcmM9Ii8vcGxheWVyLnZlcnRhbWVkaWEuY29tL291dHN0cmVhbS11bml0LzIuMDEvb3V0c3RyZWFtLXVuaXQubWluLmpzIj48L3NjcmlwdD4=

«Несмотря на многолетний опыт, я до сих пор иногда беру чужую боль на себя» — Екатерина Безвершенко

Я соромлюсь свого тіла

Доктор медицинского проекта призналась сайту СТБ, что наиболее сложным для нее был эксперимент с онкомаркерами, и объяснила, почему до сих пор чувствует себя некомфортно в отделениях с онкобольными.