PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9ImVrc3RyYXNlbnMuc3RiLnVhIiBzcmM9Ii8vcGxheWVyLnZlcnRhbWVkaWEuY29tL291dHN0cmVhbS11bml0LzIuMDEvb3V0c3RyZWFtLXVuaXQubWluLmpzIj48L3NjcmlwdD4=

Руководитель проекта: «Я соромлюсь свого тіла» – не шоу!

Я соромлюсь свого тіла

Вот и завершился 4 сезон проекта «Я соромлюсь свого тіла». Благодарные пациенты, которые закончили свое лечение, наслаждаются новой жизнью без стеснения, боли и страданий. А вот творческая группа проекта во всю готовится к новому – 5 сезону. Руководитель «Я соромлюсь свого тіла» Дарья Майборода эксклюзивно рассказала журналисту с сайта tilo.stb.ua о том, как прошел 4 сезон «Я соромлюсь свого тіла».

Дарья Майборода - руководитель проекта «Я соромлюсь свого тіла»

Дарья Майборода – руководитель проекта «Я соромлюсь свого тіла»

Даша, подводя итоги 4 сезона, скажи – команда проекта справилась с поставленными задачами?

Конечно, справилась (Улыбается). Думаю, некоторые задачи мы даже «перевыполнили». Например, эксперимент о терапии ОКР мы планировали уместить в 9 программ, в итоге получилось 11. Но это не главное. Главное, что после выхода в эфир именно этого эксперимента люди с такими проблемами начали обращаться за помощью, и не только к нам.

А откуда у тебя такая информация?

После эфира первой программы, в которой мы заявили ОКР, телефон учебного заведения, в котором работает психолог Саша Белоус, буквально «оборвали». Все хотели знать, где найти специалиста, который мог бы им помочь. И это значит, что главную миссию проект выполнил – мы сняли табу с ОКР и показали тем, кто живёт с таким расстройством, что выход есть.

ОКР-1

Вообще в 4 сезоне было проведено около 25 экспериментов. А самый рискованный из них мы показали в финальной программе. Напомню, в нем врач проекта Валерий Ославский ездил в Амстердам, чтобы узнать – как наркотики влияют на наш организм.

А я от себя добавлю, что видео финального эксперимента вы можете посмотреть уже сейчас на нашем сайте ЗДЕСЬ. Даша, расскажи есть ли что-то, что вы не смогли реализовать в 4 сезоне?

Часть пациентов мы не успели долечить. Но это происходит из сезона в сезон, поэтому для нас это скорее закономерность (улыбается). Ведь процесс заживления ран и восстановления невозможно предсказать с математической точностью и уместить в сроки выхода проекта в эфир. К тому же, наши пациенты почти всегда очень сложные, и найти для них клинику и врача бывает ох как непросто. Например, уролога, который способен провести реконструктивные операции нескольким пациентам с проблемами половых органов, мы искали полтора года! И ведь нашли.

С какими еще сложностями столкнулись в 4 сезоне «Я соромлюсь свого тіла»?

Самое сложное для нас в 4-м сезоне – это работа с детьми. Наш медицинский продюсер Ира Чуева сбила не одну пару обуви в поисках тех клиник и врачей, которые бы могли помогать именно маленьким пациентам. Мы столкнулись с непонятной лично для меня ситуацией – и врачи есть, и уровень их не уступает лучшим европейским специалистам, но помогать они отказываются. В адрес проекта сыпались обвинения – мол, делаете шоу на детских страданиях. А «Я соромлюсь свого тіла» – не шоу! Это проект с огромной и сложной социальной миссией, и уже 4 года он воспитывает в зрителе другое, ответственное отношение к своему здоровью. А для пациентов, которые к нам обращаются, это зачастую ещё и последняя надежда.

лапченко

Я думаю, телезрителям интересно было бы узнать статистику 4 сезона: сколько операций провели, скольким пациентом помогли и тому подобное…

Не люблю я статистику (улыбается). Каждый пациент для нас особенный, а история – уникальная.

Могу сказать, что за время выхода программы в эфир (а это всего 4 месяца) анкеты на сайте заполнили почти 6 тысяч человек! Честно, иногда я удивляюсь, как наши журналисты успевают справляться с таким потоком. А ведь есть ещё горячая линия, которая не замолкает никогда.

Сколько человек вылечили?

Точно не скажу, но есть один особенный пациент, выздоровление которого лично для меня – чудо. Скажи мне кто-то год назад, что такое возможно – не поверила бы. Его история, кстати, в финальной программе.

Максима Музычко

В 4 сезоне были проведены пластические операции. Сколько их было?

Конкретно пластику мы делаем довольно редко – мы не проект о том, как вернуть красоту или стать чуточку моложе и стройнее. В 4-м сезоне врачи останавливали детское сердце на 17 минут, 15 часов оперировали пациентку с синдромом Маделунга, восстанавливали кости слухового аппарата и вживляли в мозг электроды. Это очень крутые, а иногда уникальные, «эксклюзивные» операции! И сколько их, думаю, не так уж важно. Как-нибудь, обещаю, мы обязательно посчитаем количество хирургических вмешательств за все годы существования проекта. Уверена – наберется тысяча, не меньше.

Какие советы можешь дать тем, кто еще сомневается заполнять анкету на участие или нет?

Заполняйте! Я неоднократно читала на facebook или в комментариях на YouTube, что к нам невозможно попасть, что у нас актеры, а не пациенты, а ещё – что участие в проекте платное. И главное – что заполнять анкету не имеет смысла – вас не возьмут. Так вот – ответственно заявляю, что все это неправда, и ЗАПОЛНЕННАЯ НА САЙТЕ АНКЕТА действительно может вернуть вам здоровье, а иногда и спасти жизнь.

врачи

Я понимаю, что работа над 5 сезоном только началась и в эфире мы увидим его следующей весной, но может ты немного приоткроешь занавес и расскажешь, что ждет телезрителя?

Новые пациенты – это точно (улыбается). Выздоровление старых – тоже увидим. А ещё – новый масштабный эксперимент о том, как справиться с зависимостью. Подробности пока рассказать не могу, но обещаю – будет жутко интересно!

Берегите себя и свое здоровье!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: