PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9ImVrc3RyYXNlbnMuc3RiLnVhIiBzcmM9Ii8vcGxheWVyLnZlcnRhbWVkaWEuY29tL291dHN0cmVhbS11bml0LzIuMDEvb3V0c3RyZWFtLXVuaXQubWluLmpzIj48L3NjcmlwdD4=

Людмила Шупенюк: Я была уверена, что на проекте меня уже ничем не удивить

Я соромлюсь свого тіла

Совсем скоро, 1 февраля, в эфир выйдет премьерный выпуск пятого сезона крупнейшего медицинского проекта Украины – «Я соромлюсь свого тіла». Акушер-гинеколог и по совместительству бессменная ведущая телепередачи Людмила Шупенюк рассказала, чего зрителям ожидать от новых выпусков, какие необычные эксперименты покажут в свежих эпизодах, а также поделилась трудностями, с которыми приходится сталкиваться во время съемок.  

Y18A9004

Людмила, на ваш взгляд, новый сезон чем-то отличается от предыдущих?

Главное отличие – в количестве желающих попасть на «Я соромлюсь свого тіла». С каждым годом популярность проекта возрастает, поэтому увеличивается и число тех, кто надеется, что проект сможет им помочь. Сегодня люди пытаются обратиться даже через социальные сети или общих знакомых. Такой резонанс лишний раз убеждает нашу команду, что мы делаем все правильно. Именно проект для многих становится толчком наконец заняться своим здоровьем.  

Какие пациенты удивили больше всего?

Честно говоря, спустя четыре сезона я была уверена, что меня уже вряд ли способно что-то удивить. Но некоторые герои наших новых эпизодов вновь повергли в шок. Правда, дело, скорее, в человеческом факторе, нежели в болезни. Из разряда «Как так можно?!». Не перестаю спрашивать себя, почему в наше время вполне адекватные люди, не живущие в глуши и располагающие всеми возможностями, чтобы обратиться к специалистам своевременно, доводят ситуацию до критического предела.

А можете выделить самого сложного для вас пациента за все сезоны?

Для меня очень многие пациенты – сложные. Часто по каким-то моим внутренним ощущениям. Ты видишь человека, общаешься с ним, он раскрывает перед тобой душу, рассказывает о личной жизни и о том, какое губительное влияние на нее оказывает болезнь… Ведь живя полноценной нормальной жизнью, о подобных вещах просто не задумываешься. Конечно, врачу нужно уметь абстрагироваться, отключать чувства, не пропускать тяжелую историю через себя. Иначе это начинает разрушать изнутри. Но трудно оставаться равнодушным, когда осознаешь, что не в силах помочь до конца. Можно что-то улучшить, как-то облегчить. Вылечить полностью – далеко не всегда. Мне особенно сложно, если дело касается детей. Бывают безвыходные ситуации, с которыми семьи вынуждены жить. Родители делают все, чтобы помочь больному ребенку, любят его, всю жизнь строят вокруг и для него. Ты осознаешь, какой крест они на себе несут, и это не может не трогать и не вызывать эмоций. С такими пациентами мы столкнемся и в новых выпусках.

NF8A9373

Как оцениваете уровень украинской медицины? До появления «Я соромлюсь свого тіла» многие считали, что на хорошее лечение стоит рассчитывать только за границей…

На протяжении более чем десяти лет я регулярно посещаю различные международные конгрессы и общаюсь со своими коллегами из других стран. Это позволяет собственными глазами видеть, как там все организовано, какая медицина, анализировать подход иностранных специалистов. Могу сказать точно: украинские врачи абсолютно не хуже по своим возможностям. У нас иной раз самый обычный доктор может поставить диагноз быстрее и грамотнее, чем те, у которых кабинеты напичканы аппаратурой.

Что касается проблем нашей медицины, их я могу выделить только две. Во-первых, это система здравоохранения, которая иногда подводит и требует реформации. Во-вторых, и от этого пока никуда не деться, недостаток технической оснащенности. Признаюсь честно, снимаясь в проекте, я получаю огромное удовольствие, когда вижу результаты работы наших специалистов. Они делают «как надо», а не из расчета, насколько у пациента хватит денег. Но мне, как работнику государственной поликлиники, все же обидно, что часто все тормозит техническая сторона.

Чтобы привлечь внимание украинцев к вопросам здоровья, в прошлых сезонах вам приходилось идти на крайние меры. Например, на личном опыте проверять, как алкоголь влияет на работу мозга и физические показатели, или надевать 30-килограммовый костюм, чтобы почувствовать себя так же, как люди с лишним весом… Ждать ли нам снова чего-то неожиданного?

Не без этого (смеется. – Прим. ред.). Например, в рамках эксперимента в секс-шопе мы с Валерой сняли эпизод про секс-игрушки. С молодежью обсудили плюсы, минусы, риски, преимущества… А почему нет? В пятом сезоне мы стараемся говорить не только о жизни здорового человека, но и том, что определенным образом меняет качество этой жизни.

Сегодня прохожие уже лучше идут на контакт во время съемок?

Да, общаться с людьми и на съемочной площадке, и за ее пределами стало проще. Это очень чувствуется, когда мы проводим эксперименты в разных точках города. Прохожие теперь более открыты и реагируют положительно. Если раньше вообще стеснялись говорить что-либо на камеру, особенно, когда речь касалась интимных вещей, то сейчас нередко с большим энтузиазмом готовы общаться о своем здоровье. Я думаю, в том, что многие темы перестали считаться запретными и постыдными, еще одна большая заслуга проекта.

NF8A9443

А для вас самой остались какие-то трудности, связанные с работой перед камерами?

Сейчас сниматься уже гораздо проще. Я работаю 26 лет в медицине, поэтому моё мне дается легко. А вот когда только пришла на телевидение, казалось, что ко всевозможным подводкам и техническим моментам, которые не имеют отношения к врачебной практике, я не привыкну никогда. Но всё оказалось не так страшно! (смеется. – Прим. ред.). Сейчас уже не замечаю камер в процессе съемок. Как только начинаешь понимать, что зрителям интересны не твои актерские способности, а реальное отношение к происходящему, становится намного проще.

Участие в «Я соромлюсь свого тіла» не стало помехой для вашей профессиональной деятельности вне съемочного павильона. Тяжело совмещать работу на проекте и в больнице?

На сегодняшний день у меня три работы. Съемки в основном проходят либо в выходные дни, либо до поздней ночи. Я считаю, что бросать свою основную специальность, дело, которому ты посвятил жизнь, просто нечестно перед самим собой. Иногда, конечно, голова кругом из-за того, что месяцы проходят без выходных, но этой мой выбор.

Вас наверняка узнают на улицах. Часто просят совета?

Такое происходит постоянно. Не только на улице, но и в социальных сетях. Случается, отправляют фото частей тела или выделений, и спрашивают, что бы это могло быть. Меня поражает, что есть те, кто всерьез думает, что снимка, отправленного в сети, и того, что этот человек счел нужным мне рассказать, достаточно для постановки диагноза. Назначать лечение, не видя пациента, в соцсети или по телефону – это просто врачебное преступление. Иной раз, когда меня узнают где-нибудь, например в лифте, и начинают описывать проблему, я отвечаю: «Раздевайтесь!». А мне: «Как раздевайтесь? Прямо в лифте?» Говорю: «Ну да, вы же хотите, чтобы я вам в лифте поставила диагноз! Раздевайтесь, я вас осмотрю и поставлю».

IX2B0050

Что вы посоветуете тем, кто хочет стать пациентом «Я соромлюсь свого тіла»?

Очень многие воспринимают проект как реальную клинику, в которую можно прийти на прием, получить необходимые обследования и лечение. Кто-то даже пытается отыскать, где же находится эта наша больница, не понимая телевизионного жанра. Чтобы попасть в проект, нужно в первую очередь заполнить анкету на сайте и прийти на кастинг. А некоторые уверены, что достаточно приехать, записаться на прием ко мне, Кате или Валере, и таким образом автоматически оказаться в «Я соромлюсь свого тіла». К сожалению, рамки отбора достаточно жесткие. Желающих попасть в проект очень много, а обеспечить лечение абсолютно всем невозможно. Бывает так, что отказывают тем пациентам, которых ты наблюдал и знаешь лично. Я как врач телепередачи не могу оказать никакой протекции в этом плане. Здесь есть целый ряд нюансов – начиная со специфики телевидения и заканчивая вопросами финансов. Несмотря на какие-то мои личные переживания и стремление, чтобы проект помог именно этому пациенту, это не всегда реально. Заявки отправляют тысячи и тысячи людей, с самыми разными проблемами. Конечно, были случаи, когда человек обращался в проект не раз, и не два, и в итоге получил требовавшуюся помощь, но это большая редкость.

Читайте также: «Я соромлюсь свого тіла» 5 сезон: когда стартует проект

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: